ВСЕРОССИЙСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННО-ПРОМЫШЛЕННАЯ ВЫСТАВКА<span Style

ВСЕРОССИЙСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННО-ПРОМЫШЛЕННАЯ ВЫСТАВКА Статья Я.А. Тугендхольда

Как ни отстала наша страна от Запада в индустриальном и техническом отношении, однако в наших руках издавна имелось одно превосходство — художественная промышленность, отличающаяся своим большим своеобразием и мастерством от западно-европейского производства с его печатью фабричного штампа и лихорадочностью «моды». Этому способствовали два обстоятельства: Изобилие разнообразного сырья в России и живучесть творческой одаренности в ее трудовом населении. Для того, чтобы учесть, в каком положении находится ныне, после войны и революции, эта художественная промышленность Республики и каковы ее перспективы, Росс. Академия Художественных наук и организовала в Москве I Всероссийскую Художественно-промышленную выставку.

Правда, всеросс. кустарные выставки имели место и раньше, но теперешний смотр существенно отличается от них: он организован не царскими чиновниками, как это было прежде, а наркомпросом, хозяйственными и кооперативными объединениями и даже профсоюзами, принимавшими участие в отборе экспонатов, и, во-вторых, он заключает в себе не только кустарные промыслы, но и нашу пробуждающуюся механическую художественную индустрию. Можно было опасаться, что добрый почин Московской Академии встретит огромные трудности на местах, связанные с переживаемым нами моментом. И однако открывшаяся 11 марта выставка превзошла все ожидания в смысле количества и разнообразия экспонатов. Вся Федерация, от Москвы-реки до далекой северной Пинеги, откликнулась на призыв. Выставка явилась действительно всероссийским смотром, заключая в себе не только экспонаты Московской и центральных губерний, но и автономных республик и областей: Украины, Крыма, Туркестана, Татреспублики, Севера, — целый букет различных народных культур С.С.С.Р.

Выставка производит впечатление необычайно яркое и бодрое. Правда, за многими представленными на ней экспонатами чувствуется «оборотная сторона» дела — героическая борьба работников художественной промышленности с безденежьем, голодом, отсутствием материала и инструментов, местами — с упадком мастерства. И все же экзамен выдержан, выставка подтвердила, что, вопреки всем испытаниям блокады, разрухи и голода, трудовая Россия не только сберегла в себе свою былую творческую силу, но и способна к новым исканиям, к новым достижениям, вдохновлённым революцией.

Выставка делится на три отдела. Первый, кустарный, радует глаз цветистостью и узорностью народных изделий — украинских ковров, владимирских вышивок, елецких, вятских, вологодских и новоторжских кружев, резьбы и росписи по дереву Сергиева-посада, керамики и игрушек, изделий из меха и кости. Ярким перезвоном красок весь этот зал говорит о том, что наш крестьянин-кустарь еще жив и способен развиваться в новой России; так, крестьяне владимирской губернии, в целом ряде поколений работавшие в области иконописи, переходят теперь к светским сюжетам. С другой стороны, уголок Мосвнешторга свидетельствует о том экспортном успехе, какой имеют изделия кустарей за границей.

Индустриальный отдел менее обилен: наша крупная механическая промышленность еще не осознала то значение, какое имеет для фабрикатов художественная обработка, привлечение художника к производству. Но и здесь художественная промышленность начинает пробивать себе дорогу. Наряду с художественными продуктами Мосполиграфа, Гознака, Госиздата мы видим прекрасные платки и ткани Камвольного треста, фарфор и стекло Дулевского завода (который выпускает уже до миллиона изделий в месяц), а также целую демонстрацию Петрограда — высоко-художественный фарфор Государственного завода, который еще недавно обслуживал только императ. двор, а ныне работает для внешнего и внутреннего рынка, вводя в свою роспись мотивы и лозунги Октябрьской революции, изделия из ценных камней Петр. Гранильной фабрики, превосходную мозаику Шатер Смальт, подносы и плакаты Декоративного института и т. д. Переходным звеном к индустриализации служат и попытки нашей швейной промышленности создать новые образцы одежды для массового производства, — оригинальные искания сочетать в одежде крайнюю простоту материала с целесообразностью формы (мастерская Ламановой, работы художниц Экстер и Мухиной для Москвошвея и т д.). Русская изобретательность сказывается и в экспонатах по многокрасочному печатанию Туркина (О-во Турсар).

Наконец, в научно-показательном отделе мы видим картину современной постановки художественно-производственного образования как в высшей школе (керамика и графические искусства Вхутемаса), так и в трудовой школе, и в детских домах, где наши дети приучаются к ремеслу, к мысли о том, что искусство должно служить жизни. Именно этой великой социальной мыслью проникнута и вся выставка. Искусство, этот предмет роскоши для немногих, должно, наконец, стать в Советской России достоянием народа, радостным делом широких масс! А для этого необходимо сочетать творческий инстинкт этих масс с требованиями новой техники и тем удешевить художественное производство, сделать его массовым, другими словами — необходимо широкое художественно-производственное образование и широкое содействие нашей художественной промышленности: со стороны всех центральных и местных органов. Таков урок выставки, который выносят тысячи посетителей. На трудовом фронте одержана еще одна победа, но она обязывает к дальнейшим завоеваниям!

Я.Т.Красная нива №12 1923 годКрасная нива №12 1923 годКрасная нива №12 1923 год


Использованные источники:
🗎 Статья «Всероссийская художественно-промышленная выставка», Яков Тугендхольд, Журнал «Красная Нива» № 12, 1923 г.