ИГЛА

ИГЛА

Швейное ремесло, т.-е. уменье создавать при помощи иглы и нитки как предметы роскоши, так и домашнего обихода, есть одно из самых древних ремесел, и образцы художественного творчества на этом поприще мы встречаем уже в самой глубокой древности, преимущественно на предметах религиозного культа.

Когда-то искусство владеть иглой считалось необходимейшей принадлежностью женского воспитания и образования, но постепенно, по мере того, как женщина все более и более завоевывала себе место наряду с мужчиной, игла стала предаваться известному забвению; когда же женщины убедились в том, что высшее образование и работа наравне с мужчиной по силам далеко не каждой из них, что многим в силу тех или иных обстоятельств приходится ограничиться изучением какого-нибудь ремесла — тогда снова взоры женщин обратились к игле; как на западе, так и у нас быстро растет количество профессиональных школ, где главным орудием производства, в той или иной форме, является все та же старая знакомая игла. Но теперь изменилось отношение к ней со стороны женщин; в то время, как прежде в уменьи владеть иглой большинство женщин видело только приятное развлечение, только изготовление хотя и красивых, но в сущности ненужных безделушек, теперь женщины требуют от иглы не много не мало, как возможности самостоятельного и обеспеченного существования.

В результате таких запросов значительно изменились и способы и программы обучения шитью и вышивке; руководители профессиональных школ совершенно правильно учитывают, что для того, чтобы занять в избранной отрасли видное место, стать квалифицированным спецом, женщина должна уметь не только работать по шаблону, итти по определенному пути, но что-то на этом пути создавать и творить, иначе она никогда не выйдет из рядов посредственностей, имя которым легион.

Уменье шить и вышивать никогда не будет полно, если женщина не в состоянии самостоятельно сделать выкройку и составить нужный ей рисунок—хотя бы пользуясь теми или иными образцами; кроме того профессиональная портниха и вышивальщица должны уметь разбираться в материале, т.-е. обладать известными знаниями по товароведению. Очень ценно и знакомство с анатомией и гигиеной, о чем мы еще скажем ниже.

Мы уже не раз указывали, что для профессии портнихи нужны вкус, чувство линий и красок; не надо сразу говорить себе, что этих данных у нас нет — вполне возможно, что они есть, но только мы ни разу не пытались их пробудить; но если и после двух-трех месяцев занятий в школе ни линии, ни краски попрежнему ничего не будут нам говорить, то тогда вернее бросить эту специальность и выбрать себе какую-нибудь другую.

Мы говорили, что портнихе очень полезно знание анатомии и гигиены человека. Портниха с такими знаниями могла бы составить себе имя хотя бы тем, что она специализировалась бы на так называемых „платьях материнства“, для которых за границей существуют специальные мастерские. Этот отдел почти совершенно заброшен нашим швейным ремеслом, а между тем он имеет такое огромное значение и для здоровья будущего поколения, и для здоровья и удобства будущей матери.

Сейчас все наши платья — это не просто платья, это наша производственная одежда и если бы портнихи считались с той работой, которую нам приходится в том или ином платьи выполнить, то мы имели бы целесообразно сшитые платья, в которых библиотекарша могла бы поднять руки до самой верхней полки, женщина-врач могла бы быстро и просто завернуть рукава до самого плеча, машинистка сидела бы за своей машинкой не в плиссерованной юбочке, красивой только при ходьбе и некрасиво ломающейся поперек складок при сиденьи; в целесообразно сшитой производственной одежде всякой работнице, всякой служащей было бы удобно и легко выполнять свою работу — не только пока фигуры этих женщин нормальны, но и тогда, когда они с каждой неделей меняют свои очертания вследствие беременности.

А между тем наши портнихи обычно не считаются ни с какими побочными обстоятельствами: они упорно всем и каждой предлагают все те же фасоны, затем, стараясь как-нибудь уладить их на беременную женщину, и уж совершенно не беспокоясь мыслью о том, что такое, сегодня пригодное, платье, через месяц будет уже совершенно не в пору.

Затем детские платья... Правда, сейчас они очень легки, просты и гигиеничны; но мы говорим не о малышах, а о том неблагодарном возрасте между 12—14 годами, когда вытянувшаяся и нескладная фигура девочки-подростка ставит перед матерью довольно трудную задачу —одеть девочку и гигиенично, и изящно, и сшить платье так, чтобы его можно было в случае надобности переделать, удлиннить или сделать шире. Обычно задача „запасов“ решается довольно просто и примитивно: рукава и все платье делаются шире и длинней, чем нужно, в расчете на быстрый рост девочки; и вот получается такая картина, что пока платье ново, оно не впору и некрасиво, а когда оно становится впору, оно изношено, полиняло и выгорело. Но как разрешить задачу, чтобы платье было изящно и красиво все время, и чтобы его можно было переделать, вот что не под силу простой ремесленнице, работающей по окаменелому шаблону.

Возьмите обширную область платьев для пожилых женщин — вот где тоже можно с успехом приложить свое творчество. Пожилых женщин у нас всюду достаточно — и в конторах, и в школах, и в торговых учреждениях; вполне естественно, что такие женщины, которые уже не могут расчитывать на то, что им достаточно даров, отпущенных природой, особенно заботливо относятся к своему туалету, стараясь согласовать его и со своим возрастом, и со своей отяжелевшей фигурой, и своими более медленными и осторожными движениями — и своим желанием в первую очередь удобства. Эти женщины обижены модой; для них почти нет модных фасонов, и, главное, нет достаточно серьезно относящихся к своему делу портних и модисток; положительно приходится сказать, что если такая женщина не хочет быть одетой совершенно не считаясь с модой, ей придется потратить немало времени на то, чтобы обдумать свой костюм.

Необразованная портниха, не думающая об интересах своей заказчицы, с легким сердцем предлагает первый попавшийся фасон — круглый вырез воротника, из которого особенно некрасиво выступает потерявшая юношескую гибкость шея, развевающийся пояс и т. п., но за то такая портниха никогда не найдет места для столь необходимого кармана, без которого служащей пожилой женщине все время приходится прибегать к помощи сумочек и т. п.

Портних у нас много; портних хороших тоже не мало, но портних, умеющих думать над своей работой, умеющих видеть то платье, которое они шьют, надетым на ту или иную фигуру — таких портних всем нам порядком-таки не хватает.

А между тем и в профессии портнихи, как и во всякой другой, пробиться вперед, составить себе имя, приобрести постоянный круг заказчиц, получить большое удовлетворение от результатов своей работы смогут только те, которые всеми силами будут стараться перейти из разряда портних-ремесленниц в разряд портних-творцов, дающих в своей работе не только более или менее удачную копию модной картинки, но вносящих в эту работу какую-то мысль, какое-то личное творчество.

Н. Л.Журнал для хозяек

Н. Л.Журнал для хозяек


Использованные источники:
«Игла», Журнал для хозяек № 10, 01.10.1926г.
http://electro.nekrasovka.ru/books/4084/pages/10
Журнал найден Татьяной Львовной Грачёвой.