СПЕКТАКЛЬ «АННА КАРЕНИНА» НА СЦЕНЕ МХАТ

Премьера этого спектакля, явившегося своеобразной границей между старым и новым МХАТом, состоялась 21 апреля 1937 года. Постановку «Анны Карениной » в 1937 году Немирович-Данченко задумал как трагедию страсти и искренности, загубленных великосветскими моралью и лицемерием. Сценическую композицию романа Л. Толстого для МХАТа создал Н.Д. Волков; оформивший спектакль художник В.В. Дмитриев в своих декорациях нашёл органичное сочетание контрастов — строгости и роскоши. Спектакль имел феерический успех.

Главные роли играли Алла Тарасова – Анна Каренина и Николай Хмелев – Каренин. Вронский - Марк Прудкин, Стив Облонский - Виктор Станицын, Бетси - Вера Соколова (в процессе репетиций эта роль перешла к Ангелине Степановой). Маленькую роль Графини Вронской, всего три французские и три русские фразы, изумительно играла Мария Петровна Лилина.

Одним из главных его открытий стал Каренин в исполнении Николая Хмелева, по мнению критиков, единственного от начала и до конца сохранившего толстовскую глубину образа. «Внешне Хмелев—Каренин, — писал, в частности, В. Виленкин, — напоминал высокопоставленного бюрократа типа Победоносцева, но искренность его слез у постели умирающей неверной жены производила на зрителей потрясающее впечатление».

Имя Ангелины Степановой, которая только-только вернулась на сцену после родов, снова громко зазвучало в театральном мире. Ее Бетси Тверская превзошла все прошлые успехи актрисы. Необыкновенно элегантная, тоненькая, изящная, обворожительно холодная красавица Бетси покоряла любого. А ведь поначалу на эту роль планировалась Вера Соколова. И только за два месяца до премьеры по решению Немировича-Данченко роль отдали Степановой.

Софья Станиславовна Пилявская вспоминает:

«Решение ставить "Анну Каренину" созрело еще в 1935 году. Инсценировка Николая Дмитриевича Волкова не сразу удовлетворила Немировича-Данченко. Она неоднократно переделывалась. Наконец роли были распределены, и работа началась. Василий Григорьевич Сахновский, как обычно бывало, вел работу с актерами и поэтапно сдавал куски Владимиру Ивановичу. Перед началом этой бесконечно трудной работы Владимир Иванович в беседе с исполнителями сделал глубокий разбор романа и точно обосновал главную мысль инсценировки.<…>

Оформлял спектакль главный художник МХАТа Владимир Владимирович Дмитриев. Лаконичность, строгость, глубочайшее знание времени и высокий вкус отличали все работы этого необыкновенного художника и необыкновенного человека. В 1942 г. Немирович-Данченко так говорил о нем: "Дмитриев как театральный художник - талант громадный… Да-да, громадный, не желаю преуменьшать значения этого слова".

Спектакль имел шумный успех и громкий резонанс. Не говоря уже о главных исполнителях, все маленькие и безмолвные роли игрались трепетно, и понятие "народная сцена", или, как теперь чаще говорят, "массовка", тогда к этому спектаклю было неприменимо.

Много сил отдали этой постановке Владимир Иванович Немирович-Данченко и все, кто работал с ним, в том числе и Надежда Петровна Ламанова. Все женские костюмы - это ее произведения! Дмитриев определял только цветовую гамму. Например, в "Скачках" ему был нужен "перламутр", и эта задача была решена Надеждой Петровной и работниками наших мастерских. Когда начинались сцены "Скачки" или "Опера", зрительный зал шумно выражал свой восторг. <…>

На премьере присутствовало правительство, а через день-два в центральной прессе опубликовали указ о присвоении звания народных артистов СССР Тарасовой, Хмелеву и Добронравову (28 апреля 1937 г.) <…> »

Режиссер спектакля В.Г. Сахновский написал статью с подробным описанием процесса постановки спектакля «Анна Каренина», не забыл упомянуть и Надежду Петровну Ламанову:

« <…> 5 сентября 1935 года началась работа с исполнителями над спектаклем «Анна Каренина». Вплоть до 21 апреля 1937 г., когда была показана премьера, мы все не выпускали из рук романа Толстого, и, трудно сказать, сколько каждый раз из нас перечитывал его и изучал во всем объеме и в отдельных его частях. Этот роман читал весь театр: его читала не только труппа, но и постановочная часть, мастерские и весь обслуживающий персонал в театре. <…>

Для того чтобы почувствовать себя естественно и просто в условиях жизни людей, близких «ко двору» или стоящих на верхних ступенях бюрократической лестницы, надо было подробно ознакомиться со всеми материалами, которые приблизили бы к нам жизнь общества и среды, описанных Толстым в этом романе. Исполнители знакомились с иконографическим и мемуарным материалом, характеризующим конец 70-х годов XIX столетия. Было проведено несколько собеседований с рядом специалистов по указанной эпохе и знатоков того общественного уклада, который представлен в «Анне Карениной». <…>

Должен сказать, кстати, что с момента объявления в театре о том, что начинается работа над «Анной Карениной», этот роман читал весь театр; по сведениям нашей библиотеки, на него была огромная запись, хотя в библиотеке имелось несколько экземпляров «Анны Карениной». Его читала не только труппа, но и постановочная часть, мастерские, весь обслуживающий персонал в театре.

После появления первых заметок в печати о том, что Художественный театр приступил к работе над постановкой «Анны Карениной», в книжных магазинах и у букинистов достать экземпляр «Анны Карениной» было невозможно. Во всех библиотеках, вузах, школах, всюду читали «Анну Каренину». <…>

Работа над костюмами поглотила огромное количество внимания и забот. Каждый костюм не только обдумывался, его искали, сначала сговариваясь с исполнителем, потом без исполнителей продумывали с художником и с костюмерной и, наконец, просматривали костюм на исполнителе на сцене прежде, чем начать в нем действовать. Но и на этом не кончалась работа над костюмом. Если оказывалось, что костюм дает неверное ощущение в зрительный зал, то костюм перерабатывался, заменялся, изготовлялся новый. Так было с костюмами Анны, так было с костюмами Вронского, Каренина, Стивы и других.

Костюмы во дворце, костюмы гостей у Бетси, на скачках, в театре тщательно проверялись применительно к зерну роли, к индивидуальности каждого исполнителя.

Я с В.В. Дмитриевым довольно долго обсуждали, как подойти к платьям в финальных сценах Анны. В этих разговорах, как и во всех разговорах, относящихся к женским костюмам, постоянно участвовала Н.П. Ламанова, которой вполне можно было доверить «психологический костюм» в этом спектакле.

В финальных сценах Анна: в сцене в библиотеке - в зеленом костюме с темной шалью на плечах, и в сцене разрыва, как и в сцене ее смерти, в Обираловке, - в темно-синем платье. И линии обоих платьев, характер материала и цвет постепенно приготовляли к необычной строгости одинокого конца Анны. И линии обоих платьев, характер материала, и цвет постепенно приготовляли к необычайной строгости одинокого конца Анны. И должен сказать, что эти оба платья были найдены художником и Н.П. Ламановой в самом конце нашей работы над спектаклем.

Было бы большой расточительностью подробно рассказывать о том, как искался мужской костюм для каждого: характер сюртуков, визиток, жакетов, брюк, галстуков – в соответствии с тем, что можно было прочитать в романе о характере каждого персонажа, и в соответствии с тем, в чем было легче сыграть ту или иную сцену. Для военных костюмов был приглашен военный портной, который шил для круга людей описанного в романе Толстого, в дореволюционный период, и, наконец, мы имели крупных консультантов, знавших правила ношения гвардейских военных мундиров, кителей и сюртуков, так же как и оружия и головных уборов в описываемое время.<…> »

Обычно Ламанова создавала театральные костюмы по чужим эскизам (А. Головина, А. Бенуа и др.), но для спектакля «Анна Каренина», с Тарасовой в главной роли, Ламанова самостоятельно с большой стилистической точностью воссоздала костюмы 1870–1880-х годов (роман был опубликован в 1877 г.). «Безусловно, – отмечает Кирсанова, – это ее лучшие театральные костюмы, определившие на долгие годы эталон как замысла, так и его воплощения». Однако А.А. Ахматова сочла эти костюмы не отражающими стиль и манеры высшего света. «Заговорили мы об “Анне Карениной” во МХАТе, – вспоминает Л.К. Чуковская. – Ругая этот спектакль, я сказала, что публику в нем более всего привлекает возможность увидеть “роскошную жизнь высшего света”. Исторически это совершенно неверно, – сказала Анна Андреевна. – Именно роскошь высшего света никогда не существовала. Светские люди одевались весьма скромно: черные перчатки, черный закрытый воротник… Никогда не одевались по моде: отставание по крайней мере на пять лет было обязательно. Если все носили вот этакие шляпы, то светские дамы надевали маленькие, скромные. Я много их видела в Царском: роскошные ландо с гербами, кучер в мехах, – а на сиденье дама, вся в черном, в митенках с кислым выражением лица… Это и есть аристократка… А роскошно одевались, по последней моде, и ходили в золотых туфлях жены адвокатов, артистки, кокотки. Светские люди держали себя в обществе очень спокойно, свободно, просто… Но тут уж театр не виноват: на сцене изобразить скромность и некоторую старомодность невозможно…» (цит. по: с. 79).

По мнению Кирсановой, личные впечатления Ахматовой, родившейся в 1889 г., могут относиться к концу 1900-х – началу 1910-х годов, но они не совсем справедливы по отношению к историческому и сценическому времени романа и спектакля «Анна Каренина», поставленного во МХАТе в 1937 г. В.И. Немировичем-Данченко. Есть предположение, что придворные шлейфы из сцены «Парадные комнаты во дворце» выполнены не Надеждой Петровной Ламановой. Все дело в том, что после Революции подобные костюмы были конфискованы и свезены в Аничков дворец. Но получить их оттуда уже с 1918 года было возможно по специальным докладным запискам, и театру вполне могли их выдать. Подробнее об этом в разделе «Придворные шлейфы».

О том, как важно правильно подобрать костюм для роли пишет Раиса Владимировна Захаржевская и приводит в пример созданный в 1967 году фильм «Анна Каренина» с Татьяной Самойловой в главной роли:

«Ткани с ярко выраженным орнаментом всегда непригодны за их узнаваемость и точный временной адрес. Любой современный классический рисунок ткани очень легко применить ко времени спектакля, слегка протрафаретив орнамент или пропульверизировав костюм. Без такой обработки неприятно выглядит броская современная ткань, примелькавшаяся в жизни и помещенная в прошлое волей художника. Увиденная в театре или на экране, она немедленно разрушает образный строй произведения и эффект сопричастия, возвращает зрителя в реальность дня, раскрывая технологию производства зрелища. Таким грустным примером может служить костюм Анны Карениной — актрисы Самойловой в одноименном цветном фильме в сцене скачек, исполненный из стандартной, набившей оскомину клетки (тафты). В первый же момент появления на экране он разрушает все очарование «элегантной Анны» и трагизм сцены.»

После премьеры спектакля «Анна Каренина» ТАСС пишет:

« <…>Успех премьеры был исключительный. Присутствовавшие на спектакле товарищи Сталин, Молотов, Каганович, Ворошилов и Жданов горячо аплодировали вместе со всем залом.

По окончании спектакля в зале долго не стихали бурные овации. Публика неоднократно вызывала постановщиков- В.И. Немирович-Данченко и В.Г. Сахновского, автора инсценировки Н.Д. Волкова, восторженно рукоплескала А.К. Тарасовой, Н.П. Хмелеву и всему актерскому коллективу.

Московский Художественный академический театр СССР им. Горького одержал большую творческую победу. Бережно сохранив психологические линии романа Толстого, режиссура – народный артист Союза ССР В.И. Немирович-Данченко и В.Г. Сахновский – создала блестящий, волнующий спектакль, который является торжеством реалистического искусства.»

Критика дружно хвалила спектакль, который стал событием года на театральной сцене. Попасть на него было невозможно.

26 апреля 1937 года директор МХАТа М.П.Аркадьев в письме Сталину и Молотову, которые присутствовали на премьере, предложил репертуарные спектакли для предстоящих гастролей МХАТа на Всемирной выставке в Париж.

С 7 по 25 августа МХАТ гастролировал в Париже. Важнейшее культурное событие года. Планировалось оно тщательно и всесторонне. Еще в мае, несомненно, по согласованию с Немировичем-Данченко и Станиславским, директор МХАТа М. Аркадьев объявил советским и иностранным корреспондентам, что в Париже МХАТ представит публике три спектакля из русской классики – «Анну Каренину», «Бориса Годунова» и «Воскресение». А 5 июня вдруг случилось ни больше ни меньше как постановление Политбюро ЦК ВКП(б): «За ложную информацию в печати о гастролях и репертуаре МХАТа в Париже (в связи со Всемирной выставкой 1937 года) и за прямое нарушение соответствующих решений правительства снять т. Аркадьева с поста директора МХАТа и объявить ему строгое предупреждение». 11 июля 1937 года Аркадьев был арестован и 20 сентября 1937 года расстрелян.

Репертуар гастролей был изменен, как позднее писал Немирович-Данченко, по личному указанию Сталина. Наряду с «Анной Карениной» МХАТ повез в Париж спектакли по пьесам М. Горького «Враги» и К. Тренева «Любовь Яровая». В связи с подобной явно неравноценной заменой репертуара, по свидетельству все того же Немировича в частном письме, «Сталин сделал подарок Театру». В Париж на месяц была направлена целиком вся труппа, включая артистов, не занятых в спектаклях. Имеющим звания народных артистов разрешили взять с собой жен, и этим женам щедро выписали суточные в валюте наравне с прочими мхатовцами.

Гастроли МХАТа, несмотря на август – мертвый сезон в театральной жизни Парижа, вызвали небывалый ажиотаж. Все билеты были раскуплены задолго до начала гастролей. И раскуплены преимущественно русскими эмигрантами. Театральный обозреватель «Фигаро» в связи с этим писал, что «все русские, живущие в Париже, казалось, назначили встречу в театре, белые и красные, настоящий славянский коктейль».

«Анна Каренина» очаровала французскую критику, исполнение Степановой роли Бетси было отмечено как несомненная удача. Именно на гастролях в Париже Ангелина Степанова познакомилась со своим будущим мужем, писателем Александром Фадеевым, автором «Молодой гвардии».

Спектакль с перерывами шёл на сцене театра на протяжении нескольких десятилетий; в 1953 году был снят на киноплёнку с частично обновлённым составом исполнителей. Некоторые костюмы, созданные Надеждой Петровной Ламановой можно увидеть в спектакле 1953 года.

Телефильм-спектакль «Анна Каренина» 1953 года можно посмотреть тут: https://www.youtube.com/watch?v=d0rdZ2xnQEM

Кадры о создании телефильма: https://www.net-film.ru/film-20377/

Костюмы из спектакля «Анна Каренина» были показаны на выставках «Модельер, которому верил Станиславский» в московском Музее Моды и в Литературном музее им. Горького в 2016 году.


Использованные источники:
http://sadalskij.livejournal.com/2734374.html
http://moscowrep.ru/?p=12371
http://diletant.media/blogs/60920/675/
http://www.rewizor.ru/museums-exhibitions/catalog/muzey-mody/modeler-kotoromu-veril-stanislavskiy-k-155-letiu-so-dnya-rojdeniya-nadejdy-petrovny-lamanovoy-teatralnyy-kostum-iz-kollektsii-muzeya-mhat/retsenzii/ey-veril-stanislavskiy/
http://teatr-lib.ru/Library/MAT_v_kritike/MAT_v_kritike_1919-1930/#_Toc272450594
https://www.novayagazeta.ru/articles/2007/08/31/32132-ubogie-roli-v-dubovoy-piese
http://www.antiquariy.ru/book-3-2728.html

Вульф В., Чеботарь С. 50 величайших женщин. Коллекционное издание. Серия: Великие женщины XX века. Незабываемые книги Виталия Вульфа. М. Яуза; Эксмо. 2013г.
Захаржевская Р.В. История костюма: От античности до современности. -3-е изд., доп. – М.:РИПОЛ классик, 2006. Стр. 168
Софья Пилявская. Грустная книга. Серия "Мой 20 век" М. Вагриус 2001г.
"Анна Каренина. В постановке Московского ордена Ленина художественного академического театра Союза ССР имени М. Горького. М. Изд-во МХАТ. 1938г."
Сахновский В.Г. Работа над спектаклем "Анна Каренина". Л.Толстой Сцены из романа. Драматическая композиция Н. Волкова М. Изд. Музея Академического театра Союза ССР им. Горького 1939г.
Статья «Костюм как средство идентификации». С.А. Гудимова, Журнал «Культурология» № 3 (46), 2006 год