КОСТЮМИРОВАННЫЙ БАЛ 1903 ГОДА

В 1903 году в Зимнем дворце состоялся самый роскошный в истории семьи Романовых костюмированный бал маскарад. Бал был приурочен к 290-летию Дома Романовых и проходил в два этапа: 11 (24) февраля 1903 года состоялся Вечер, а 13 (26) февраля непосредственно сам Костюмированный бал.

Следует заметить, что это был не первый и не последний бал в царской России. На самом деле последний бал состоялся годом позже – в 1904 году. Предшественником бала 1903 года стал бал в стиле à la russe, устроенный двадцатью годами ранее, в январе 1883 года, Великим князем Владимиром Александровичем и его супругой в их собственном дворце в Санкт-Петербурге. Это было во время правления Императора Александра III, который был ярым русофилом и приверженцем идеи русского национализма. Но балы, особенно маскарады, Александр III не любил и за все время его правления в Зимнем дворце не состоялось ни одного бала, что, впрочем, не мешало членам царской семьи устраивать их в собственных резиденциях.

Александра Федоровна и Николай II рассматривали бал не как обычный маскарад, но как первый шаг к восстановлению обрядов и костюмов московского двора, продолжая традиции, завещанные славными предками рода Романовых далекого допетровского времени.

Обычно сдерживающий свои эмоции Николай II, был впечатлен балом и записал в своем дневнике:

«Очень красиво выглядела зала, наполненная древними русскими людьми».

Русский военачальник, приближенный Николая II, дворцовый комендант, генерал-майор Свиты, Владимир Николаевич Воейков отметил:

«Впечатление получилось сказочное – от массы старинных национальных костюмов, богато украшенных редкими мехами, великолепными бриллиантами, жемчугами и самоцветными камнями, по большей части в старинных оправах. В этот день фамильные драгоценности появились в таком изобилии, которое превосходило всякие ожидания».

Костюмированный бал 1903 года
Костюмированный бал 1903 года в Зимнем дворце

Фрейлина императрицы Александры Федоровны, баронесса София Карловна Буксгевден, вспоминала:

«Императрица проявила особенный интерес ко всем приготовлениям к этому балу; она сама, с помощью директора музея Эрмитажа Ивана Александровича Всеволожского, представившего ей необходимую историческую информацию, оформила свой костюм и костюм императора... Мужчины и женщины из высшего общества соперничали друг с другом на этом балу. Из частных коллекций специально для этого случая извлекли великолепные посохи, драгоценности и меха. Офицеры нарядились в мундиры того времени, а придворные оделись в платья, принятые при дворе царя Алексея. Великие княгини были одеты подобно своим прародительницам, а их наряды создавались лучшими современными мастерами. Очаровательнее всех смотрелась на этом балу великая княгиня Елизавета Федоровна. Все танцевали старинные русские танцы, заранее тщательно разученные, - зрелище было поистине завораживающим».

По инициативе Александры Федоровны после окончания бала его участников в исторических костюмах запечатлели в своих фотоработах лучшие столичные фотографы: Л. Левицкий, Д.М. Асикритов, Д.С. Здобнов, Ив. Войно-Оранский, Ф.Г. Боассон, Е.Л. Мрозовская и многие другие. В 1904 году вышел ограниченный тираж альбома с этими фотографиями, состоявший из десяти увражей (папок) большого формата. 21 гелиогравюра и 174 фототипии. Альбом распродавался в первую очередь среди участников бала, а средства от продажи шли на благотворительные цели.

Известна нам и точная дата, когда фотографировалась императорская семья, благодаря дневнику Великого Князя Сергея Александровича: «К завтраку в Зимний — цари снимались в костюмах». Запись датируется 3 марта 1903 (16 марта по новому стилю). Получается, что фотографии выполнены уже по окончании всех торжеств. К счастью, сохранились и фотографии самого процесса фотографирования, которые позволяют идентифицировать помещение. На представленном ниже редком снимке видно, что стенд, имитирующий стены московской палаты XVII века, был установлен в Концертном зале Невской анфилады Зимнего дворца.

Стул, созданный по проекту Луиджи Руска в 1809 году.
Стул, созданный по проекту Луиджи Руска в 1809 году.
Фото Государственного Эрмитажа
Император Николай II в декорациях Московского кремля
Император Николай II в декорациях Московского Кремля, установленных в Концертном зале Невской анфилады Зимнего дворца

На фото Концертного зала Невской анфилады Зимнего Дворца по периметру расставлено множество стульев, созданных по проекту Луиджи Руска в 1809 году.

Концертный зал Невской анфилады Зимнего Дворца
Концертный зал Невской анфилады Зимнего Дворца

Интересно также происхождение тронного кресла, по всей видимости, бутафорского, взятого из кладовой Эрмитажного театра. Известно, что 11 февраля перед танцами в костюмах (русская и котильон) в Эрмитажном театре состоялся ещё придворный концерт, где среди прочего давали фрагмент из оперы Мусоргского «Борис Годунов» с Шаляпиным и Фигнер в главных партиях. Так что, тронное кресло могло быть взято из этого спектакля, а изготовлено оно вполне могло быть и раньше, как предполагает, коллекционер, научный сотрудник музея-усадьбы «Лопасня-Зачатьевское», Александр Борисович Савинов, — к постановке «Царя Фёдора Иоанновича» в 1880-х годах на той же сцене. К публичному представлению пьеса не имела цензурного разрешения, но была представлена во Дворце.

Удивительным фактом является еще и то, что в 1911 году на немецкой фабрике карточных игр фирмы «Дондорф» (Франкфурт-на-Майне) были разработаны эскизы для колоды игральных карт «Русский стиль» — с фигурами в костюмах, повторяющих наряды участников бала, кроме пикового короля, прототипом которого стала одежда царя Ивана Грозного. Карты были отпечатаны в Петербурге на Александровской мануфактуре, их выход приурочили к празднованию 300-летия дома Романовых. Колода карт «Русский стиль» многим знакома, потому как в Советской России игральные карты продолжали выпускать, более того, их выпуск не прекращен и по сей день, правда, уже в Австрии.

Итак, все высшее общество российской Империи было облачено в костюмы «допетровского времени». Дамы были одеты в костюмы боярынь XVII века, сарафаны и кокошники крестьянок, кавалеры вышли в костюмах стрельцов или сокольничих XVII века.

Император Николай II был одет в костюм, точно повторяющий выходное платье его любимого предка, царя Алексея Михайловича: кафтан и о́пашень золотой парчи, царская шапка и жезл — ныне хранятся в Оружейной палате Московского кремля.

Николай II в маскарадном костюме
Император Николай II в маскарадном костюме на балу 1903 года
Маскарадный костюм Николая II
Маскарадный костюм Николая II 1903 год
Оружейная палата Московского Кремля

При упоминании слова кафтан мы живо себе представляем верхнюю мужскую длиннополую одежду. Кафтан слово древнерусское, однако, заимствованное через тюркское, восходящее к персидскому Kaftan, распространившемуся через арабские языки в странах Западной Европы до начала XVIII века. До начала XVIII века кафтаны были разнообразного кроя — прямые и отрезные по талии, с длинными или едва достигающими локтя рукавами, с полами до щиколоток или только до колен, запашные или застегивающиеся на крючки, пуговицы и т.д. Различия кроя определили типы кафтанов, каждый из которых получил собственное название. В XVIII веке термин «кафтан», относясь к одежде традиционного типа, распространился и на мужскую верхнюю одежду европейского образца, соответствовавшую по крою французскому habit (костюм — платье). Возможно, что иностранное название не прижилось сразу (позже в нем отпала необходимость), потому что было созвучно хорошо известному слову «аба»), а кафтаны нового покроя были полной противоположностью этим уже известным тканям и виду одежды тем, что шились из цветных сукон, шёлка, парчи.

Если с кафтаном нам все понятно, то слово о́пашень исчезло из обихода русского человека очень давно. Опашень это легкая, обычно шёлковая мужская или женская одежда на подкладке свободного покроя с длинными, сужающимися к запястью рукавами. Название связано с манерой носить опашень внакидку — «на о́пашь». Опашень никогда не подпоясывали, так что его передние полы были значительно короче заднего полотнища. В письменных источниках упоминаются только шёлковые о́пашни, следовательно, о́пашень носили только богатые люди. В этом кроется причина того, что о́пашень был быстро забыт (подобно терлику, о́хабню, ле́тнику) после петровской реформы костюма дворянского сословия, предписывавшей ношение европейского платья. Наиболее частым украшением о́пашня служили пуговицы. На о́пашне Николая II также присутствуют пуговицы, являющиеся лишь декоративным украшением.

Кафтан Николая II
Кафтан Императора Николая II
Изготовлено: Россия, 1903 год, запонки и пуговицы - Константинополь 2я половина XVII века.
Материалы: Бархат золотный, шёлк, атлас.
Работа: Шитьё, литьё, чеканка.
Опашень Николая II
Опашень Императора Николая II
Изготовлено: Россия, 1903 год, запонки и пуговицы - Константинополь 2я половина XVII века.
Материалы: Штоф, парча, золото.
Работа: Шитьё, плетение.

Эскиз костюма Николая II был разработан директором Эрмитажа Иваном Александровичем Всеволожским (1835—1909) и художником санкт-петербуржских Императорских театров Евгением Петровичем Пономаревым (1852-1906). Ткани – два вида бархата и золотую парчу заказывали Поставщику Высочайшего двора – фирме Сапожниковых. Маскарадный костюм для Императора Николая II, получивший название «Малый царский наряд», был сшит театральным костюмером Императорских театров Иваном Осиповичем Каффи (1860-19??). Ему помогали две портнихи, имена которых не сохранились. Царская шапка была создана в шляпной мастерской братьев «Bruno», поставщиков Высочайшего Двора с 1872 года.

Согласно рассказу заместителя генерального директора по выставочной работе и международным связям Государственного историко-культурного музея-заповедника «Московский Кремль» в 2002-2013 гг., Зельфиры Исмаиловны Трегуловой, маскарадный костюм Николая II является самым поздним по хронологии предметом в коллекции Оружейной палаты. На стилизованное под старину платье были нашиты детали, в свое время споротые с царских облачений XVII века и хранившиеся в Оружейной палате. Также из Оружейной палаты для костюма были переданы в Эрмитаж украшения «принадлежавшие древним русским царям», в частности жемчужные запястья, принадлежавшие сыну царя Ивана Грозного, Федору Иоанновичу и запона-подвеска царя Алексея Михайловича. Во время бала Император должен был опираться на привезенный из Оружейной палаты золотой посох царя Алексея Михайловича.

Все старинные предметы Николай II поручил выбрать в Оружейной палате своим дяде и тете, Сергею Александровичу и Елизавете Федоровне. Запись в дневнике Сергея Александровича от 27 января 1903 года: «В 1/2 3 ч. с женой в Оружейную палату и выбирали старинные вещи для костюма Ники». Из телеграммы Сергея Александровича Николаю от 28 января 1903 года: «Мы выбрали в Оружейной палате всё, что Ты приказал; надеюсь, останешься доволен». А доставил всё это в Петербург, судя по всему, генерал-адъютант адмирал Дмитрий Сергеевич Арсеньев, попечитель, воспитатель и друг Сергея Александровича. После того, как бал прошел, костюм, и все предметы были возвращены в Оружейную палату.

Запона-подвеска царя Алексея Михайловича
Запона-подвеска царя Алексея Михайловича
Стамбул, вторая половина XVII в.
Золото, драгоценные камни; чеканка, резьба, эмаль.
Основное собрание Оружейной палаты
Жезл Посох царя Алексея Михайловича
Жезл (посох) царя Алексея Михайловича
Стамбул, середина XVII в. Золото, драгоценные камни, жемчуг, железо; литье, чеканка, резьба, эмаль. Основное собрание Оружейной палаты.

Рассматривая портреты царя Алексея Михайловича, Тишайшего, образ которого в своем костюме воссоздавал Император Николай II, можно отметить лишь сходство узора и выбранной цветовой гаммы на опашне. Если же мы внимательно рассмотрим карту червового короля из колоды «Русский стиль», то отметим, что она не точно повторяет образ Императора в маскарадном костюме – форма и цветовая гамма на карте похожи на кафтан Императора, но не орнамемент ткани. Головной убор ближе к тому, что изображен на портрете царя Алексея Михайловича. Таким образом, можно сказать, что образ, изображенный на карте скорее собирательный, нежели точно повторяющий маскарадный костюм Николая II.

Алексей Михайлович Тишайший
Портрет царя Алексея Михайловича
Неизвестный художник
холст, масло, Конец XVIII - начало XIX вв.
Коллекция Эрмитажа Инв. № ЭРЖ-521
Карта Червовый король
Карта Червовый король
Колода "Русский стиль"
1911 год. Фирма «Дондорф» (Франкфурт-на-Майне)

Императрица Александра Фёдоровна была облачена в костюм царицы Марии Ильиничны, супруги царя Алексея Михайловича, Тишайшего. Костюм царя и царицы отличался от одежды знати только в особо торжественных случаях. Тогда он состоял из царского платна́ – распашной длинной одежды, очень расширенной книзу, с широкими короткими рукавами. Линия застежки встык, борта, низ платна и низ рукавов обшивались декоративной полосой. Сверху надевался круглый широкий воротник – бармы́ и головной убор – тулья конусообразный формы с меховым околышем. Под платно надевалась нижняя женская рубаха, украшенные зарукавья которой, виднелись из под широких рукавов платна. Нижняя женская рубаха была длинной (до ступней). Ее носили с нешироким поясом, украшали орнаментом (обычно по низу). Горловину рубахи обшивали каймой. На одной из фотографий Императрицы Александры Федоровны можно рассмотреть зарукавья нижней рубахи.

Императрица Александра Федоровна в платно Марии Ильиничны
Императрица Александра Федоровна
в парадной одежде царицы Марии Ильиничны
Фотоателье Их Императорских Величеств "Левицкий и сын"
1903 год
Маскарадный костюм Александры Федоровны 1903
Маскарадный костюм Александры Федоровны
Изготовлено: Россия, 1903 год
Материалы: Парча, искусственный жемчуг, металлическая нить, металлическое кружево, глазет, картон, кожа, дерево, стекло; вышивка
Коллекция Эрмитажа Инв. № ЭРТ-13435

Эскиз для костюма Императрицы Александры Федоровны создан тем же художником – Евгением Петровичем Пономаревым в соавторстве с И.А. Всеволожским. Очевидно, что Евгений Петрович вдохновился образом Марии Ильиничны, изображенной на иконе «Кийский крест с предстоящими» 1671 года. Костюм Императрицы, названный «Наряд царицы Марии Ильиничны» был выполнен костюмером московских императорских театров с 1898 года – Иващенко Александрой Федоровной. Заметим разницу с изображенным на иконе образом Марии Ильиничны – бармы на Александре Федоровне не из меха, а, вероятно, из той же парчи, но богато украшенной камнями и жемчугом. Очень близок к образу Марии Ильиничны, изображенному на иконе, головной убор. Согласно воспоминаниям фрейлины Императрицы, баронессы Софии Карловны Буксгевден, «головной убор, по словам самой императрицы, был таким тяжелым, что за ужином она обнаружила, что не может даже наклониться к еде». В Государственном Эрмитаже сохранился головной убор, туфли, и платно Императрицы Александры Федоровны. Все остальные элементы костюма считаются утраченными.

Кийский крест с предстоящими
Царица Мария Ильинична
Фрагмент иконы «Кийский крест с предстоящими»
Художник Богдан Салтанов, 1671 год
Храм Преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках
Император Николай II с Императрицей Александрой Федоровной 1903
Государь Император Николай Александрович в одежде царя Алексея Михайловича и Государыня Императрица Александра Федоровна в одежде царицы Марии Ильиничны
Фото Л.С. Левицкого, 1903 год

Царские облачения настолько живописны, ярки и богаты, что в описаниях иностранцев их сравнивали с «солнцем, убранным звездами» - с чем нельзя не согласиться, любуясь этими роскошными нарядами.

В колоде «Русский стиль» отсутствует карта, соответствующая образу Императрицы Александры Федоровны. Но есть карта, прототипом которой является родная сестра Императрицы – Великая княгиня Елизавета Федоровна.

Карта Трефовая дама
Карта Трефовая дама
Колода "Русский стиль"
1911 год. Фирма «Дондорф» (Франкфурт-на-Майне)
Великая княгиня Елизавета Федоровна
Великая Княгиня Елизавета Федоровна в маскарадном костюме
на балу 1903 года
Головной убор на Княгине - Кокошник

К величайшему сожалению, костюмы Великокняжеской четы не сохранились, но, к счастью, остались фотографии, благодаря которым, их все же можно описать. Голову Великой Княгини венчает кокошник – что на Руси являлось общим названием традиционного головного убора без учета семейного статуса женщины. Название происходит от древнерусского слова «кокошь» — курица-наседка, в отличие от «кокот» — петух, очевидно, оно связано с формой птичьего гребешка. Форма кокошника была весьма разнообразна для разных губерний нашей страны. Несмотря на петровскую реформу, богатые крестьянки продолжали создавать и носить кокошники. Чаще всего такие кокошники делали из дамасской ткани с позолоченными металлическими нитями или бархата с золотной вышивкой. Шитье, выполненное швом «в прикреп», отличается разнообразием применяемых способов прикрепа золотных нитей, создающих на поверхности шитья фактурные узоры. Богатые крестьяне украшали свои кокошники жемчугом и драгоценными камнями. Кокошники часто сопровождало очелье, покрывающее лоб из ткани или металла, которое заканчивалось жемчужной или бисерной поднизью «ряской». Головные уборы, которые носили незамужние девушки, обнажали свои волосы, считавшиеся достоянием русской культуры. От замужних женщин требовалось полностью прикрыть волосы. В музее Метрополитен г. Нью-Йорка сохранился кокошник Владимирской губернии, созданный в начале XIX века, точно повторяющий по форме головной убор Великой Княгини Елизаветы Федоровны. Этот тип кокошника характерен для Владимирской и Нижегородской губерний.

Кокошник Владимирской губернии начало XIX века
Кокошник Владимирской губернии
Начало XIX века
Материалы: шёлк, металл, хлопок, бумага
Музей Метрополитен г.Нью-Йорк
Инвентарный номер: 2009.300.1102
Кокошник Владимирской губернии начало XIX века
Кокошник Владимирской губернии
Начало XIX века
Материалы: шёлк, металл, хлопок, бумага
Музей Метрополитен г.Нью-Йорк
Инвентарный номер: 2009.300.1102

Великая Княгиня Елизавета Федоровна, признанная на этом балу первой красавицей, являла собой образец гармонии и вкуса. Она предстала в костюме русской княгини XVII века, состоящего из светлого ле́тника, шитого золотом спереди и по подолу, и мехового ожерелья, лежащего на груди и плечах. Летник – это верхняя накладная, сильно раскошенная книзу длинная одежда с длинными, очень широкими внизу рукавами. Основное декоративное оформление летника располагалось на шейно-плечевом поясе и внизу рукавов. Рукава летника украшали вошва́ми – треугольными кусками атласа или бархата, расшитыми золотом, жемчугом, металлическими бляхами, шёлком. Широким концом вошву прикрепляли у запястья, острый свешивался вниз. Руки приходилось держать согнутыми в локте, чтобы вошвы не мялись и хорошо просматривались. Такие же вошвы пришивали к вороту и спускали на грудь. Летник украшали бобровым ожерельем – накладной круглой меховой пелериной с потайной застежкой. Мех для таких ожерелий подкрашивали обычно в черный цвет, чтобы подчеркнуть белизну и румянец лица. Когда вместе с княгиней Юсуповой Елизавета Федоровна вышла солировать в русском танце, от великолепного зрелища было невозможно отвести глаз.

Елизавета Федоровна на костюмированном балу 1903 года
Великая Княгиня Елизавета Федоровна в Великокняжеской одежде XVII века

Великий Князь Сергей Александрович был облачен в одежды русского князя XVII века. На нем был бархатный кафтан, почти лишенный украшений, богатые оплечья с драгоценными камнями, высокий стоячий воротник и широкий пояс с роскошной золотой пряжкой. Нет сомнения в том, что он лично продумывал детали своего костюма и уж тем более позаботился о том, как будет выглядеть его жена. Пожалуй, как никто из сотен приглашенных на тот бал, Сергей мог почувствовать стиль изображаемой эпохи, так как хорошо разбирался не только в исторических деталях, но и в национальном искусстве, понимая русское видение красоты.

Сергей Александрович на костюмированном балу 1903 года
Великий Князь Сергей Александрович в Великокняжеской одежде XVII века

Из дневниковых записей Великого Князя Сергея Александровича о подготовке серии знаменитых Русских балов, состоявшихся в феврале 1903 года, стало ясно, что рисунок костюмов для них двоих был заказан Великой Княгиней художнику Сергею Сергеевичу Соломко (1855-1928) между 18 и 21 января 1903 года. Уже через несколько дней рисунки были готовы и одобрены заказчиками. 26 января Великокняжеская чета, находясь в Москве, заказала вышивки для своих костюмов монахиням Новодевичьего монастыря, которым помогли фрейлина М.Н. Ермолова (не актриса) и её тетка Е.П. Ермолова, известная рукодельница. Актриса М.Н. Ермолова была полной тёзкой фрейлины и никакого отношения, как ошибочно указывается во многих изданиях, к этим костюмам не имеет. Этот факт был выяснен исследовательницей Великокняжеской семьи и их окружения Светланой Бельчинковой.

Запись в дневнике Сергея Александровича от 28 января, Москва:

«В 5 ч. чай с М.Н. Ермоловой – она помогала с монахинями для вышивок моего костюма».

30 января:

«(...) М.Н. Ермолова целый день шила, вышивала украшения для костюма жены».

Дневник от 8 февраля, Москва:

«В 5 ч. (...) пили чай: Е.П. Ермолова, М.Н. Ермолова, С.Н. Глебова и мы с женой были в костюмах – всем понравилось – были все монахини, которые вышивали».

22 февраля:

«(...) Получили некоторые фотографии в костюмах – удачно».

Вышивки костюмов Великокняжеской четы были очень близки друг другу, так что вместе Великий Князь и Великая Княгиня смотрелись очень гармонично.

Костюм Великого Князя Сергея Александровича
Фрагмент вышивки кафтана
Великого Князя Сергея Александровича
Костюм Великой Княгини Елизаветы Федоровны
Вошвы летника
Великой Княгини Елизаветы Федоровны

Костюм Елизаветы Федоровны, вероятнее всего, был сшит в мастерской Надежды Петровны Ламановой, которая была Поставщицей Ея Императорского Высочества с 1898 года.

Как и все участники праздника, «московские гости» сфотографировались для памятного альбома, но позднее решили сделать свой отдельный снимок в Кремле. Интерьеры Теремного дворца Алексея Михайловича как нельзя лучше подходили для выхода в таких нарядах. В одной из палат Сергей и Елизавета представили перед объективом «живую картину»: он сидит на стуле в важной, но слегка непринужденной позе, она с необыкновенным изяществом подносит ему чашу, возможно, взятую для этого случая из Оружейной палаты. Не исключено, что сцена придумана самим Сергеем Александровичем, чей режиссерский талант и высокий художественный вкус замечали многие.

Сергей Александрович и Елизавета Федоровна
Великокняжеская чета в княжеских костюмах XVII века

Известно, что основная масса костюмов изготовлялась в костюмерных мастерских петербургских императорских театров. Их было три, и располагались они в здании Дирекции на Театральной улице: мастерская по изготовлению женских костюмов для русской оперы и драмы, мастерская по изготовлению женских костюмов для балета и французской драмы и мастерская по изготовлению мужских костюмов для русской оперы, балета и драмы.

Небольшая группа приглашенных заказала костюмы в торговом доме «Братья А. и Л. Лейферт», в том числе князь Ф.Ф. Юсупов, маскарадный наряд которого до сих пор хранится в коллекции Эрмитажа. Супруга Ф.Ф. Юсупова, 42-х летняя Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова предполагала на балу всех удивить. Ею был заказан русский костюм боярыни XVII века, отделанный ювелиром Картье драгоценными камнями по всему подолу платья, и кокошник. Отличилась Зинаида Николаевна еще и тем, что к костюму было создано 2 кокошника и два вида рукавов. Платье в форме сарафана для обоих образов было одним и тем же. Для памятного альбома Зинаида Николаевна позировала в образе, состоявшем из кокошника, сарафана и боярской русской безрукавки, выполненной из очень грубого золотого глазета, согласно дошедшему до нас описанию.

Зинаида Николаевна Юсупова 1903
Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова
в боярской одежде XVII века.
1903 год
Зинаида Николаевна Юсупова 1903
Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова
в боярской одежде XVII века.
Фотография «Боассон и Эгглер», 1903 год

Боярская русская безрукавка и кокошник Зинаиды Николаевны до наших дней не сохранились. Но схожий по форме кокошник, характерный для губерний центральной части Российской Империи, хранится в Государственном историческом музее.

Кокошник из коллекции ГИМ
Кокошник
II половина XVIII века
Узорный шелк, крашенина, жемчуг речной, перламутровые плашки, цветные стекла, желтый и белый металл, фольга, золотный и х/б шнуры, низание
Коллекция ГИМ
Инвентарный номер: Кр.б.-55

В Государственном Эрмитаже сохранился сарафан княгини Юсуповой. Сарафан или же сарафанец – слово не вышедшее из употребления современного человека — основной элемент русского женского национального костюма в виде длинного безрукавного платья, чаще всего на бретельках. В крое сарафана имеются значительные региональные особенности. Название принято считать производным от персидского слова serapa — почетная одежда. В первых упоминаниях сарафана в русской литературе речь идет о мужской одежде, что позволило И. И. Срезневскому дать сарафану следующее толкование: «Длинный мужской кафтан особого покроя» (Словарь древнерусского языка, т. 3, ч. 1, М., 1989, стлб. 262). Процитированные Срезневским тексты не дают представления собственно о крое сарафана. В примерах, приведенных исследователем древнерусского языка, на которые опираются многие поколения ученых, речь обычно идет только о ткани сарафана, или сарафанца,— никаких упоминаний о крое или назначении этого вида одежды не имеется. Тем не менее существует устойчивое мнение, что до 2-й половины XVII века под сарафаном следует понимать мужскую одежду, позже сарафан стал упоминаться как женское платье, а о мужском сарафане как будто забыли. Есть основания считать, что сарафан, или сарафанец, в старинных летописях означал не крой или принадлежность к мужской одежде, а только качество ткани, из которой он сшит. Известно, что в XVI— XVII веках шелк, бархат, парча и др. ввозились в Россию, так как местного производства таких тканей не было. По этикету того времени было принято считать, что иноземные купцы привозят не товар на продажу, а дары ко двору великого государя, демонстрируя тем самым безусловное почтение.

Сарафан Зинаиды Николаевны заслуживает отдельного внимания. Вопреки всем канонам классического кроя, сарафан Зинаиды Николаевны притален. Длинные рукава сарафана покроя «жиго», очень густо собранные у плеча и узкие у кисти – дань моде того периода времени. Отметим, что рукава не пришиты к сарафану, здесь есть свой секрет. Под сарафаном княгини скрывается так называемая рубашка «Рукава». Сами рукава рубашки выполнялись из дорогих тканей, но основная часть – «станушка», под верхней одеждой – всегда была из простых тканей, чаще всего хлопка.

Зинаида Николаевна Юсупова 1903
Княгиня
Зинаида Николаевна Юсупова
в боярской одежде XVII века.
1903 год
Кокошник на княгине -
Чёлка (Венец)
Платье маскарадное княгини З.Н. Юсуповой
Платье маскарадное княгини З.Н. Юсуповой
Изготовлено: Россия, 1903 год
Материалы: Шёлк, газ, атлас, серебряный глазет, перламутровая зернь, пайетки, серебряная нить
Коллекция Эрмитажа Инв. № ЭРТ-13742

Выбранный княгиней головной убор для второго образа, назывался Чёлка или Венец. Такая форма девичьего головного убора характерна для праздничного наряда Новгородской губернии. Подобные венцы можно найти в экспозиции Государственного Исторического Музея и музея Метрополитен г. Нью-Йорк.

Чёлка венец из коллекции ГИМ
Чёлка (венец)
Россия. Новгородская губерния
Картон, дутые бусины под мелкий жемчуг, цветные стекла, белый металл, золотный шнурок, шелковая рубчатая ткань, бить, низание, шитье битью
Коллекция ГИМ
Инвентарный номер: Кр.б.-679

Похоже, что не было такого гостя, кто не писал бы в своих воспоминаниях о Зинаиде Николаевне. Так, например, Великий Князь Александр Михайлович вспоминал о ней:

«На балу шло соревнование за первенство между Великой Княгиней Елисаветой Федоровной (Эллой) и княгиней Зинаидой Юсуповой. Сердце мое, ныло при виде этих двух «безумных увлечений» моей ранней молодости. Я танцевал все танцы с княгиней Юсуповой до тех пор, пока очередь не дошла до «русской». Княгиня танцевала этот танец лучше любой заправской балерины, на мою же долю выпали аплодисменты и молчаливое восхищение».

Младший сын Зинаиды Николаевны, Феликс Юсупов, написал в своих мемуарах:

«Матушка от природы имела способности к танцу и драме и танцевала и играла не хуже актрис. Во дворце на балу, где гости были одеты в боярский костюм XVII века, Государь просил ее сплясать русскую. Она пошла, заранее не готовясь, но плясала так прекрасно, что музыканты без труда подыграли ей. Её вызывали пять раз».

Успех Зинаиды Николаевны обусловлен не только ее харизмой, отмеченной многими. На балу 1903 года она нарушила все возможные традиции, облачившись в приталенное платье, и девичий головной убор, не положенный замужней даме. Украшения, выбранные княгиней, были особо оценены, так, испанская инфанта Евлалия записала:

«Её наряд украшали ослепительные, фантастические драгоценности Востока и Запада: нити жемчугов, массивные золотые браслеты старинного рисунка, подвески из изумрузов и жемчугов, разноцветные сверкающие кольца. Все это придавало княгине Юсуповой великолепие византийской императрицы».

Образ Зинаиды Николаевны Юсуповой запечатлён в колоде «Русский стиль» на карте Пиковой дамы. Образом для создания карты, возможно, послужил портрет Зинаиды Николаевны кисти художника Константина Егоровича Маковского, известного ценителя русского народного костюма.

Пиковая дама Русский стиль
Карта Пиковая дама
Колода "Русский стиль" 1911 год.
Фирма «Дондорф» (Франкфурт-на-Майне)
Портрет Юсуповой Маковского
Портрет княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой,
Маковский Константин Егорович. Не позднее 1895 г.
Коллекция ГИМ инв. № И I 5465

Одно из воспоминаний о бале 1903, принадлежащее Княгине Варваре Александровне Долгоруковой, представляет для нас огромный интерес, ведь костюмы для неё и ее сестры были созданы в ателье Надежды Петровны Ламановой:

«В пору моих первых выходов в свет состоялся бал, единственный в своем роде, - бал в старинных костюмах. Приглашения были разосланы задолго до назначенного дня, чтобы дать гостям возможность выбрать и подготовить наряды. Византийская придворная мода оказала большое влияние на старинный русский костюм. Татарское влияние, впрочем, также было заметно в деталях одежды. В любом случае, стиль платья сильно отличался от западного. Длинные дамские платья, ниспадавшие до земли, делались из тканей расшитых серебром или золотом. Рукава также были длинными, очень узкими, с боковым разрезом. На это платье надевалась более просторная одежда из бархата, в большинстве случаев расшитая и окаймленная собольим мехом. Особый головной убор, называемый кокошником, часто с обильным золотым шитьем, украшался роскошными камнями и драгоценностями из фамильных коллекций. Волосы замужних дам были покрыты, а у девушек заплетены в две длинные косы, подчас убранные лентами и жемчугом.

Императрица Александра Федоровна, а особенно ее сестра Великая Княгиня Елизавета Федоровна, были божественно красивы в своих нарядах. Облачение Императора, сшитое из красного бархата и золотой парчи, являлось точной копией наряда, который носил его любимый предок, Алексей Михайлович, Тишайший. Одни из самых красивых костюмов были сшиты Ламановой на заказ. Они до мельчайших подробностей повторяли старинные наряды. Среди заказчиц Ламановой была и моя сестра, графиня Софья Ферзен. Она была очаровательна в своем платье и украшениях. Талант, вкус и стиль знаменитой московской портнихи Надежды Петровны Ламановой были исключительны. Это был русский гений элегантности. Мы гордились ею. Никто не мог сравниться с ней, даже лучшие дома французской моды.

Княгиня Юсупова, мой отец, граф Анатоль Орлов-Давыдов, граф Серж Шереметев и многие другие были облачены в роскошные одежды. Мой костюм также был сшит Надеждой Петровной. Он включал в себя душегрейку (подобие короткой куртки без рукавов) и кокошник, расшитый золотом. Эти детали одежды были сделаны по старинным образцам.

Двадцать четыре молодые пары были выбраны для исполнения русского танца, который был создан специально для девушек, исполнявших этот танец. Знаменитый танцмейстер Аистов провел с нами множество занятий, и я должна сказать, что наше появление произвело фурор. Несомненно, это был успех. Старинные русские мелодии перенесли нас в те времена, когда европейская мода еще не была введена в России».

Фрейлина Княжна Варвара Александровна Долгорукая
Фрейлина Княжна Варвара Александровна Долгорукая в костюме боярышни XVII века (для исполнения на бале Русской)
1903 год

Для Варвары Александровны, как незамужней на момент бала, Надеждой Петровной был выбран праздничный девичий костюм характерный для Нижегородской губернии, откуда была родом сама Ламанова. К сожалению, ни одна деталь этого наряда не сохранилась, но насколько точно он был воссоздан, мы можем оценить благодаря подобному костюму, сохранившемуся в коллекции Российского этнографического музея в Санкт-Петербурге.

Праздничный девичий костюм Нижегородская губерния
Праздничный девичий костюм. Нижегородская губерния
Конец XVIII в. — начало XIX в.
Коллекция Российского этнографического музея
г. Санкт-Петербург

Сарафан Варвары Александровны украшен широкими позументами или галунами, которые вертикально расположены от шеи до подола. Галун – это золотая, серебряная или мишурная лента узорного ткачества или кружевного плетения для отделки одежды, шляп и т.д. Название происходит от французского galon — галун, позумент, басон, непосредственно или через польское galon — кант. Галун появился в России в XVIII веке, в то же время галун как вид металлического кружева был хорошо известен на Руси задолго до распространения западноевропейской моды. Галун делали различной ширины с разнообразными ткаными узорами. Отделка галуном превращала костюм в дорогостоящую, роскошную вещь. В связи с выходом время от времени государственных указов по борьбе с роскошью, в том числе в одежде, галун стал изготовляться односторонним, что требовало гораздо меньше золотых и серебряных нитей. Тем не менее в течение всего XVIII века он сохранял большое значение в отделке дамских платьев и мужских кафтанов, которые стоили баснословно дорого. Галун находил также широкое применение при отделке традиционных русских женских костюмов, им украшали сарафаны, душегреи, головные уборы. Одним из наиболее любимых видов Галуна в России было кружево из золотых или серебряных нитей — «поддиспанье» (от французского point d’Espagne — шитое испанское кружево). По краю подола галун нашит еще более богато, им же окантован и ворот и пройма рукавов.

Рукава в данном наряде заслуживают отдельного внимания. Этот вид рубахи (под сарафаном уже знакомая нам станушка) называется долгорукавка или длиннорукавка. Рукава долгорукавок достигали в некоторых экземплярах до 3 м, однако обычно они доходили до конца подола сарафана. Шились из одного сравнительно узкого полотнища ткани (около 40 см), которое расширялось от подмышки до запястья клином.

В русской деревне долгорукавки были праздничной одеждой, надевавшейся с сарафаном, душегреей в особенно торжественные дни. Белые долгорукавки надевались также невестой во время девичника, когда она исполняла свадебные причеты, прощаясь с девичьей жизнью, или, как говорили крестьяне, «убивалась». В этом случае долгорукавки назывались убивальницами.

Существовало три манеры ношения рубахи-долгорукавки. В одних селах женщины собирали рукава в мелкие горизонтальные сборки, закрепляя рукав на руке узкими браслетами из ткани. В других деревнях на рукаве прорезалось отверстие для кисти, сам же рукав спускался вниз. При такой манере ношения женщина должна была держать руки сложенными. Во время свадебного причета невеста распускала рукава долгорукавки-убивальницы так, что кисть руки не была видна. Сидя за столом, она всплескивала длинными рукавами, ударялась ими об стол, плакала, пела печальные песни. Одежда с длинными, спускавшимися до полу рукавами была известна еще в Древней Руси не только на севере Европейской части, но и в южных районах — в Киеве, Чернигове. В эпоху средневековья длинные рукава можно было увидеть у многих предметов одежды: шуб, однорядок, охабней, телогрей, опашней и т.д. Лучшей иллюстрацией рубахи-долгорукавки является экспонат Государственного исторического музея, к слову, тоже родом из Нижегородской губернии.

Праздничная женская народная одежда
Праздничная женская народная одежда
Нижегородская губерния
Первая половина XIX века
Коллекция Государственного исторического музея

В описании собственного костюма Варвара Александровна упоминает душегрейку. Этот элемент одежды надевался поверх рукавов и сарафана. Душегрейка входила в состав праздничной одежды и в таких случаях была особо нарядной, отделывалась позументом, жемчугом, вышивкой и шилась из самых ярких, нарядных, часто золотных тканей. В описании костюма, сохранившегося в ГИМе, этот элемент одежды назван епанечкой. Интересно, что люди, претендующие на причастность к городской бытовой культуре, предпочитали иные названия сходного типа одежды — епанечка или кацавейка.

Венчает образ Варвары Александровны девичий головной убор, украшенный золотным шитьем, которым славилась некогда Нижегородская губерния. Похожий по форме головной убор, расшитый жемчугом, хранится в музее Метрополитен г. Нью-Йорк.

Праздничная женская народная одежда
Головной убор
1800-1850 гг
Материалы: шёлк, жемчуг, металл, стекло, хлопок
Музей Метрополитен г.Нью-Йорк
Инвентарный номер: 2009.300.6388


Использованные источники:
Кирсанова Р.М. «Костюм в русской художественной культуре 18 - первой половины 20 вв.» Опыт энциклопедии Москва, Большая Российская Энциклопедия, 1995г ., 382 с.
Каминская Н. «История костюма». М. Легкая индустрия, 1977г., 128 с.
Игорь Викторович Зимин «Взрослый мир императорских резиденций. Вторая четверть XIX – начало XX в.», М.: Центрполиграф, 2011 г.
Костюмированный бал в Зимнем дворце. Исследования, документы, материалы. Издатальский дом «Русский антиквариат», М., 2003 г.
Ефимова Л.В., Алешина Т.С., Самонин С.Ю. «Костюм в России XV - нач.XX века». Издательство: "Арт-Родник", 2000г., 232 с.
Захаржевская Р.В. «История костюма: От античности до современности». -3-е изд., доп. – М.:РИПОЛ классик, 2006 г.
Н.М. Калашникова Г.А. Плужникова «Одежда народов СССР», Москва, «Планета», 1990 г.
«Его Императорское Высочество Великий Князь Сергей Александрович», Издательский отдел Нижегородской епархии. Вознесенский Печерский монастырь, 1913 г.
Хорошилова О.А. Костюм и мода Российской империи. Эпоха Александра II и Александра III. СПб. Этерна 2015г. 480 с.
Красных Е. Князь Феликс Юсупов: «За все благодарю...». Биография М. Индрик 2017г. 552с

Выражаем благодарность Александру Сергеевичу Войнову
https://www.facebook.com/avoeinoff/posts/1238497766299999
https://www.facebook.com/avoeinoff/posts/1239290089554100